sergii_u (sergii_u) wrote,
sergii_u
sergii_u

Categories:

Русские век назад и ныне

Варвара Брусилова (урожденная Котляревская) родилась в 1899 году в Москве. Ее отец, Иван Андреевич Котляревский, был выпускником Императорского училища правоведения, тайным советником, председателем департамента Киевской судебной палаты. Сама Варвара окончила гимназию и курсы иностранных языков – английского и французского. Когда началась Первая мировая война, она выучилась на медицинскую сестру и работала в московских лазаретах, оказывая помощь раненым. 2 июля 1917 года она вышла замуж на Алексея Брусилова (младшего) – ротмистра Конно-гренадерского лейб-гвардии полка, сына известного генерала Алексея Брусилова (старшего). После Октябрьского переворота оба Брусилова вступили в Красную армию. Точная судьба мужа Брусиловой неизвестна. Дмитриев в своем докладе приводит две версии: по одной из них, он попал в плен к "дроздовцам" и был расстрелян, а по другой – в плену поступил рядовым стрелком в Белую армию, заболел тифом и умер в Ростове. Варвара осталась вдовой с сыном-младенцем на руках.
В 1922 году происходил так называемый "Московский процесс об изъятии церковных ценностей". 3 апреля ВЧК в рамках этого дела арестовала и Брусилову. Ее сыну было всего два года. Монахиня Александра (Спектор) в своей книге "Церковное подполье в СССР" приводит цитату из протокола допроса Брусиловой на суде 29 апреля:

Брусилова: Виновной в агитации себя не признаю.

Председатель: А в чем признаете?

Брусилова: В произнесении слова "грабеж" признаю.

Председатель: Что можете объяснить по поводу этого произнесения?

Брусилова: Проходя мимо нашей церкви и увидев происходившее там изъятие, оскорбившее мое религиозное чувство, я политически неправильным словом выразила свое настроение, причем я обращалась не к толпе, а к моей знакомой, случайно проходившей тут же.

Председатель: К кому?

Брусилова: Я просила ее не привлекать. Если угодно верить, так моему показанию.

Председатель: Значит, вы фамилии назвать не хотите?

Брусилова: Да.

В своем последнем слове 7 мая Брусилова сказала: "Ваш приговор я встречу спокойно, потому что по моим религиозным верованиям смерти нет... Я милости и пощады не прошу…"

Трибунал счел, что вина Брусиловой и других подсудимых доказана полностью. В приговоре, ставшем (как и все дело) предметом пристального исследования Дмитриева, говорилось (орфография и пунктуация оригинала сохранены):

Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики Московский Ревтрибунал в публичном Заседании под председательством тов. Бек, членов Трибунала т.т. Гусева и Дубровина от 26 апреля – по 8-е мая 1922 года, рассмотрев дело… Брусилову Варвару Ивановну, 22 лет, гр-ку Москвы, безработную… по обвинению: …в том, что находясь под влиянием со стороны представителей духовенства… в день изъятия из Московских церквей и монастырей, в течение марта месяца церковных ценностей, приняли участие в публичных скопищах, которые действуя объединенными силами участников вследствие побуждений, проистекающих из вражды к РКП и к постановлению ВЦИК об изъятии, возбуждая население к сопротивлению лицам, производящим изъятие, распространяя заведомо ложные сведения, что большая часть изъятого имущества будет разграблена, что это изъятие производится в интересах коммунистов и еврейского населения, что последние безнаказанно насильничают над Россией, что для них законы не писаны, и им поэтому население само должно укоротить руки, т.е. вызывая партийную и племенную вражду, причем это особенно проявили участие: …Брусилова,… а также открыто оказали противодействие к изъятию церковных ценностей, выразившееся в избиении красноармейцев, охранявших во время изъятия, последствием чего многие красноармейцы оказались тяжело ранеными [Архив ФСБ РФ по Республике Карелия (РК)].
К расстрелу были приговорены 11 человек, включая Брусилову. 18 мая Политбюро (которое Дмитриев называет истинным заказчиком процесса), опасаясь массовых протестов, заменило смертный приговор шестерым подсудимым, в том числе Брусиловой, на пять лет лишения свободы. В отношении пятерых судебное решение было оставлено без изменения.
///
Бывший епископ Антонин заявил в печати, что мы обязаны ему спасением нашей жизни. Знает ли он, что не все захотят принять этот дар от его запятнанных кровию рук! Ведь на него и его сподвижников… падает ответственность за загубленные жизни. В.И. Брусилова
https://www.svoboda.org/a/30581104.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments